• Телеграмм
  • Одноклассники
  • В Контакте
  • facebook
  • instagram
  • twitter
  • whatsapp
  • #
  • #
Записаться на прием
  • #
    95% Успешных дел
  • #
    Разумные цены
  • #
    Комплексный подход
  • #
    20 лет опыта

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ОСПАРИВАНИИ НЕСПРАВЕДЛИВЫХ УСЛОВИЙ ДОГОВОРА ПРИСОЕДИНЕНИЯ

Как вы думаете, что представляет собой договор присоединения? Быть может, это договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом – ведь именно такая формулировка закреплена в п. 1 ст. 428 ГК РФ? Наверное, многие ответят именно так… впрочем, найдутся и те, кто скажут, что подобный договор – это, прежде всего, инструмент, позволяющий одной стороне навязать другой стороне какие-то конкретные условия, которые последней будут явно невыгодны.

Кто же из них прав, спросите вы? На этот вопрос нет однозначного ответа… потому что в определенной мере, как ни странно, все они правы. Действительно, легальное определение договора присоединения, содержащееся в Гражданском кодексе РФ, достаточно точно отражает его суть; тем не менее, нельзя отрицать тот факт, что порой заключение такого договора обусловлено лишь стремлением принудить слабую сторону подписать контракт, в котором прописаны явно несправедливые по отношению к ней условия сделки.

Возникает вопрос: как быть контрагенту, который в силу тех или иных обстоятельств был вынужден присоединиться к подобной договорной проформе? Может ли он впоследствии – после заключения такого договора – оспорить отдельные его условия, изменение которых ему не удалось согласовать ранее по причине отсутствия реальных переговорных возможностей? Попробуем разобраться в этих вопросах!

Для начала выясним, какие ключевые особенности позволяют охарактеризовать договор именно как договор присоединения. На наш взгляд, к таковым следует отнести следующие признаки:

а) условия договора определены одной стороной в предложенном ею формуляре или иной стандартной проформе. Бремя доказывания этого факта возлагается на того, кто требует изменить отдельные условия сделки со ссылкой на ст. 428 ГК РФ (как правило, таким лицом выступает организация или индивидуальный предприниматель). Из этого правила, однако, есть одно исключение: если речь идет о потребительском договоре, факт его заключения путем присоединения к стандартизированным условиям должен презюмироваться;

Важно: если текст соглашения был составлен на основе проекта договора, разработанного для конкретной сделки, и при этом у контрагента отсутствовала возможность более подробного согласования конкретных пунктов договора, его защита от навязанных ему несправедливых условий допускается – в этом случае она будет осуществляться на основании п. 3 ст. 428 ГК РФ.

б) сторона вынужденно присоединяется к договорной проформе («все или ничего»). Для понимания того, что же представляет собой эта «вынужденность присоединения», необходимо дать несколько важных пояснений:

  • наличие у лица возможности влиять на содержание некоторых, строго ограниченных в количестве, условий сделки не лишает договор статуса договора присоединения и не блокирует применение п. 2 ст. 428 ГК РФ в отношении тех условий, которые носят стандартизированный характер (при этом, однако, необходимо понимать: чем больше в договоре условий, которые согласуются сторонами, тем меньше вероятность того, что суд в случае возникновения спора отнесет его к числу договоров присоединения);
  • формальное предоставление контрагенту права выразить несогласие с какими-либо пунктами договора с последующим отклонением большинства (а то и всех) его предложений по их изменению (т.е., по сути, имитация переговоров вместо их фактического проведения) не может препятствовать признанию договора в качестве договора присоединения;
  • квалификация конкретной сделки в качестве договора присоединения – это не столько правовой, сколько фактический вопрос, и потому для его решения необходимо исследовать фактические обстоятельства дела, т.е. установить факты наличия в договоре стандартизированных условий, вынужденности присоединения к ним, которые должна доказать присоединившаяся сторона.

По мнению большинства исследователей, критерий вынужденности должен применяться дифференцированно в зависимости от того, кем является присоединившееся лицо. Если за защитой своих прав в суд обращается субъект, не являющийся предпринимателем, ему достаточно доказать, что переговоры по согласованию условий сделки были фактически невозможны (либо была одна лишь имитация переговоров) и оно вследствие этого не могло повлиять на текст договора. Если же заявителем является предприниматель, критерий вынужденности следует трактовать более жестко, включая в предмет доказывания не только отсутствие у слабой стороны переговорных возможностей и вынужденность присоединения, но и наличие высокой конкуренции на соответствующем рынке, возможность бизнесмена относительно легко избежать принятия предложенных условий путем заключения аналогичного договора на более привлекательных для него условиях с иным контрагентом.

Итак, заключенный с вами договор действительно является договором присоединения… что дальше? Что вы можете потребовать?

Ответ на этот вопрос дает п. 2 ст. 428 ГК РФ, согласно которой присоединившаяся сторона вправе потребовать изменения договора в части, касающихся несправедливых условий, или его расторжения (впрочем, последним правом многие вряд ли захотят воспользоваться – если они видели смысл в заключении подобного договора, им будет гораздо выгоднее требовать изменить конкретные его пункты или признать их недействительными, а не расторгать договор в целом).

Могут ли здесь возникнуть какие-нибудь сложности? К сожалению, да, могут. Первая и, пожалуй, самая главная проблема состоит в том, что далеко не всегда оспариваемые условия договора признаются судом несправедливыми. В этой связи необходимо разобраться, что же следует понимать под несправедливыми условиями договора.

На наш взгляд, таковыми следует считать условия, которые формально соответствуют закону, но фактически лишают сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключают или ограничивают ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержат другие, явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

При этом важно понимать, что механическое применение нормы п. 2 ст. 428 ГК РФ недопустимо. Так, например, нельзя считать несправедливым по определению условие об ограничении ответственности одной из сторон сделки: сначала надо проанализировать его содержание в контексте иных положений договора, выяснить, насколько часто такое условие встречается в договорах соответствующего типа (является ли оно типичным), определить, нарушает ли оно баланс интересов сторон (если да, то насколько сильно), а уже потом можно делать какие-то выводы.

Кроме того, эту норму не следует применять по отношению к условиям о цене и предмете договора – их любой, даже самый ограниченно рациональный потребитель способен оценить на предмет адекватности своим интересам. Исключение составляют лишь случаи, когда соответствующие условия содержатся в потребительском договоре, но изложены крайне запутанно, что указывает на стремление продавца использовать ограниченную рациональность потребителя.

Наконец, оценка справедливости конкретных договорных условий должна осуществляться по-разному в зависимости от того, кто обращается в суд за защитой своих прав: предприниматель или лицо, не являющееся таковым. Бизнесмен, как правило, способен адекватно оценить существо добровольно принимаемых им договорных условий, в то время как человек, далекий от бизнеса, может при прочтении договора пропустить важный пункт, а потом, уже после заключения сделки, установить, что отдельное условие договора явным образом нарушает его права и ставит в невыгодное положение.

Обратите внимание: одно и то же условие может оцениваться как явно несправедливое в контексте, например, потребительского договора и при этом восприниматься судами относительно спокойно в контексте договора сугубо коммерческого.

Вторая проблема, возникающая при рассмотрении дел об изменении или расторжении договора присоединения (полностью или в части), касается сроков исковой давности, в которые должно укладываться лицо, которое обращается в суд со ссылкой на п. 2 ст. 428 ГК РФ. Спорное условие может проявиться не сразу, а спустя несколько лет после заключения договора, когда срок исковой давности уже истечет. В этой связи непонятно, что делать присоединившейся стороне – согласитесь, вряд ли законодатель полагает, что ей нужно анализировать каждый договор с юристом и, в случае чего, превентивно обращаться в суд с иском об изменении договора, не имея никаких гарантий того, что несправедливое договорное условие в отношении этой стороны вообще хоть когда-то будет применено. Само собой, необходимо, чтобы у нее была какая-то иная возможность защитить свои права. Что ж, такая возможность действительно есть – при применении против стороны несправедливого условия договора присоединения она имеет возможность сослаться на несправедливость такого условия в формате возражения и попросить суд заблокировать его применение по правилам ст. 10 ГК РФ (отказ в защите права в случае злоупотребления оным). На самом деле, это абсолютно логично: попытка использовать в суде ссылку на явно несправедливое договорное условие, появившееся в договоре в результате злоупотребления свободой договора, действительно является злоупотреблением правом, и потому она должна влечь за собой отказ в защите права, основанного на таком условии.

Таким образом, присоединившаяся сторона вправе – при наличии к тому достаточных оснований – требовать в судебном порядке расторжения или изменения договора присоединения в части, касающейся несправедливых договорных условий (п. 2 ст. 428 ГК РФ). Данное право, к слову, также возникает у лица в случае оспаривания несправедливых условий, которые включены в текст иного договора, не являющегося договором присоединения, для чего требуется доказать следующие факты:

а) условия договора были сформулированы одной из сторон и не были предметом индивидуального согласования;

б) договор заключался в условиях явного неравенства переговорных возможностей;

в) одна из сторон вследствие этого неравенства была поставлена в положение, затрудняющее ей согласование иного содержания соответствующих условий (п. 3 ст. 428 ГК РФ).

Обратите внимание: в случае оспаривания договора или отдельных его пунктов со ссылкой на п. 3 ст. 428 ГК РФ заявителю не нужно доказывать стандартизированность договорной проформы.

В каких же ситуациях можно применить вышеуказанные правила? Может быть, в тех случаях, когда сделка совершается между крупной компанией и небольшой фирмой? Думается, что нет – одного лишь различия субъектов, заключивших договор, в плане экономических возможностей явно недостаточно для установления факта неравенства переговорных возможностей. Наличие на соответствующем рынке здоровой конкуренции свидетельствует о том, что лицо могло – в случае несогласия с условиями предлагаемого ему договора – выбрать другого контрагента для заключения конкретного договора.

Наиболее типичной ситуацией, в которой представляется возможным применение п. 3 ст. 428 ГК РФ, является заключение государственных контрактов – здесь сочетается и фактор невозможности индивидуального согласования условий договора, которые прилагаются к конкурсной документации, и фактор неравенства переговорных возможностей, выраженный в ограничении возможности заключить аналогичный договор с другими контрагентами (найти другого государственного или иного сопоставимого заказчика, готового предложить более сбалансированные условия, практически невозможно).

Подведя итоги, можно отметить, что наличие в договоре условий, которые по отношению к одной из сторон носят явно несправедливый характер, – это еще не повод впадать в отчаяние. Субъект, права которого нарушены, имеет право обжаловать такие условия в судебном порядке со ссылкой на ст. 428 ГК РФ. В случае, если ему удастся доказать факты, которые входят в предмет доказывания по этой категории дел, суд встанет на его сторону, а значит… справедливость восторжествует!

Цены на услуги адвоката в Воронеже

УслугаЦена
Устная консультация3500 рублей за час занятости
Письменная консультация (справка)3500 рублей в час,
но не менее 14000 рублей
Правовая экспертиза предоставленных документов проверка законности сделки без выдачи письменного заключения12000 рублей
Правовая экспертиза представленных документов, проверка законности сделки с выдачей письменного заключения3500 рублей в час,
но не менее 16000 рублей

По вопросам цены на наши юридические услуги, вы можете связаться с нами удобным для вас способом:

Телефон: +7 (473) 203-85-45

E-mail:   info@dmitriev-advokat.ru

Skype:   dmitriev-advokat

Имя
Телефон
Сообщение
Нажимая на кнопку "Отправить", Вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Договор публичной оферты с приложением