• Телеграмм
  • Одноклассники
  • В Контакте
  • facebook
  • instagram
  • twitter
  • whatsapp
  • #
  • #
Записаться на прием
  • #
    95% Успешных дел
  • #
    Разумные цены
  • #
    Комплексный подход
  • #
    20 лет опыта

К ВОПРОСУ О НЕПОИМЕНОВАННЫХ ДОГОВОРАХ

Принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 ГК РФ, позволяет участникам гражданского оборота заключать любые типы соглашенийкак поименованные, так и непоименованные в законе (но и не противоречащие ему). Если с первыми соглашениями все более-менее понятно (к ним относятся договоры купли-продажи, подряда, аренды и другие сделки с участием двух и более сторон, которые предусмотрены действующим законодательством), то ко вторым из них уже имеется ряд вопросов: что эти соглашения из себя представляют, какими правовыми нормами регулируются, чем отличаются от смешанных договоров и т.д. Ответы на все эти вопросы будут даны ниже.

Начнем, пожалуй, с определения непоименованного договора: к сожалению, в Гражданском кодексе РФ оно отсутствует; впрочем, исходя из п. 2 ст. 421 ГК РФ и п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах», можно сформулировать следующее определение данного понятия, раскрывающее его суть: «непоименованный договор – это договор, который не предусмотрен законом (но и не противоречит ему) и не соответствует квалифицирующим признакам отдельных закрепленных в законодательстве видов поименованных договоров».

Выгодно ли сторонам заключать подобный договор? Думается, что да, поскольку практика показывает, что набор поименованных договоров, предусмотренный законами того или иного государства, всегда отстает от потребностей участников оборота; более того, такого отставания невозможно избежать, так как любой акт гражданского законодательства отражает потребности практики, которые в момент его издания уже сложились. Отмеченная особенность правотворчества наиболее ощутима применительно к сфере договорных отношений, поскольку договоры создаются хоть и в установленных правовыми актами рамках, но автономной волей самих участников оборота.

Таким образом, важнейшим плюсом непоименованных соглашений является то, что посредством них стороны могут фиксировать взаимные права и обязанности тогда, когда поименованные договоры не позволяют это сделать (как уже было написано выше, подобные случаи время от времени возникают).

В то же время необходимо понимать, что непоименованные соглашения обладают целым рядом недостатков, некоторые из которых могут оказаться существенными для контрагентов, планирующих посредством заключения договора зафиксировать свои права и обязанности по отношению друг к другу:

  • затягивание процесса оформления договорных отношений из-за необходимости согласовывать состав и содержание отдельных договорных условий;
  • отсутствие у сторон уверенности в том, что заключаемый ими договор свободен от пробелов, которые впоследствии нелегко восполнить как самим контрагентам в процессе исполнения принятых на себя обязательств, так и суду при разрешении возникающих между ними споров;
  • высокая вероятность нарушения баланса прав и обязанностей контрагентов по сделке (одна из сторон, разрабатывающая проект договора, может навязать другой стороне невыгодные для нее условия, которые та примет из-за того, что не заметит нюансов, на которые она могла бы обратить внимание, если бы соответствующему договору была посвящена, скажем, отдельная глава в ГК РФ; не стоит забывать, что для активного участника сделки такой договор будет являться одним из многих, в то время как для пассивного ее участника заключение подобного договора будет в новинку).

Перейдем к видам непоименованных договоров – разберемся, какие соглашения, не поименованные в действующем законодательстве, применяются участниками оборота на практике. Как правило, исследователи приводят в качестве примеров следующие типы договорных конструкций:

1) договор на проведение маркетинговых исследований, по которому исполнитель обязуется провести исследование возможностей продаж конкретного товара в соответствии с заданием, утвержденным заказчиком, и передать ему результат данного исследования в документированном виде, а заказчик обязуется принять этот результат и оплатить выполненную работу;

2) договор об установлении спонсорских отношений, по которому спонсор предоставляет денежные средства (спонсорский взнос) получателю на финансирование спортивного, культурного или иного публичного мероприятия, а последний обязуется расходовать полученную помощь по ее назначению, предоставлять отчетность, размещать рекламу о спонсоре, а также выполнять иные обязанности, предусмотренные спонсорским контрактом;

3) соглашение о конфиденциальности и неразглашении информации («non-disclosure agreement», «NDA»), по которому контрагенты обмениваются информационными материалами (либо одна сторона предоставляет другой стороне возможность ознакомления с такими материалами) с ограничением доступа к ним со стороны третьих лиц.

Разумеется, перечень непоименованных договоров, указанный выше, не является исчерпывающим – в действительности существует множество иных типов соглашений, которые также можно отнести к числу непоименованных… или все же нет? Как определить, что договор является непоименованным – ведь, помимо соглашений, не поименованных в качестве таковых в законе, существуют также смешанные договоры, легальное определение которых закреплено в п. 3 ст. 421 ГК РФ (согласно этой норме, под смешанным договором понимается договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами)? Примерами смешанных договоров являются соглашения о поставке оборудования с монтажом, договоры аренды помещения с последующим выкупом и т.д.

Примечательно, что смешанные и непоименованные договоры достаточно сильно похожи друг на друга: и те, и другие регулируются особым образом по причине отсутствия в актах гражданского законодательства норм, посвященных конкретным разновидностям данных договоров – так, во второй части ГК РФ нет ни специальных норм, регулирующих дистрибьюторский договор, ни норм, регулирующих договор о добровольном возмещении вреда (первый из них является смешанным, поскольку совмещает в себе элементы соглашений по поставке, агентированию, коммерческой концессии, оказанию услуг, а второй – непоименованным, поскольку не соответствует квалифицирующим признакам поименованных договоров).

В то же время законодатель определил, что механизм правового регулирования смешанных и непоименованных договоров не является идентичным: в отношении смешанного договора подлежат применению правила о договорах, элементы которых в нем содержатся; что же касается непоименованных договоров – к ним применяются, во-первых, общие положения об обязательствах, закрепленные в разделе 3 ГК РФ, а во-вторых, нормы об отдельных видах договоров (правда, лишь в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон), используемые в каждом конкретном случае на основе аналогии закона.

С одной стороны, такая дифференциация правового регулирования данных договоров кажется простой и понятной… но не все так просто. Как показывает практика, определение типа конкретного договора является порой достаточно сложной задачей.

Как понять, является ли тот или иной договор непоименованным или смешанным, если в ГК РФ нет какого-либо упоминания о его существовании? Думается, что ответ заключается в анализе сущности используемых договорных конструкций (попробуем разобраться в этом вопросе):

а) как таковые, обязательства, вытекающие из договоров, можно условно разделить на шесть видов:

– обязательства по передаче имущества в собственность;

– обязательства по передаче имущества в пользование;

– обязательства по производству работ;

– обязательства по реализации результатов творческой деятельности;

– обязательства по оказанию услуг;

– обязательства из многосторонних сделок;

б) основанием разграничения договоров на различные виды является кауза сделки – следовательно, можно утверждать, что действующее законодательство предусматривает шесть видов кауз;

в) смешанный договор представляет собой конструкцию, состоящую из известных гражданскому законодательству элементов – значит, в его основе лежит одна или несколько кауз из числа обозначенных выше;

г) непоименованный договор, в отличие от смешанного, имеет в своей основе иную каузу, отличающуюся от тех, которые были перечислены ранее.

Таким образом, квалификация договора, характеристика которого в законе отсутствует, в качестве непоименованного или смешанного – это серьезное дело, от которого напрямую зависит перечень норм права, подлежащих применению к конкретному договору.

Легко ли производить такую квалификацию? К сожалению, нет, многие допускают ошибки, квалифицируя смешанный договор в качестве непоименованного, что в итоге приводит к разногласиям при решении вопроса о том, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора, вытекающего из договорных обязательств.

*********************************************************************

Так, например, спонсорский договор, который выше был обозначен как пример непоименованного договора, арбитражный суд в одном из дел квалифицировал в качестве смешанного, указав, что в нем содержатся элементы договоров поручения, комиссии и агентирования (ст. ст. 971, 990, 1005 ГК РФ), что повлияло на итоговое решение суда по делу.

Учитывая, что, согласно условиям заключенного договора, привлечение спонсоров осуществляется истцом по поручению и в интересах ответчика, арбитражный суд установил, что условия спорных пунктов об обязании истца в случае непривлечения спонсоров выплачивать ответчику собственные денежные средства за спонсорскую рекламу, которая не была размещена, являются правоотношениями дарения и нарушают возмездную природу договора, предусмотренную нормой ст. 1005 ГК РФ. На основании этого суд признал оспариваемые пункты договора недействительными (вышестоящие инстанции оставили это решение без изменения).

*********************************************************************

Еще один достаточно интересный пример договора, который не удалось правильно квалифицировать сразу нескольким судам, рассмотрел в свое время Президиум ВАС РФ. Из материалов дела следовало, что между управляющей компанией (заказчиком) и ООО «Крио-норд» (исполнителем) был заключен договор, предполагавший проведение со стороны исполнителя работ по техническому подключению сетей заказчика к точкам тепло- и электроснабжения. Договор предусматривал, помимо прочего, невозможность его расторжения в одностороннем порядке. Однако, спустя некоторое время после его заключения управляющая компания отказалась от дальнейшего исполнения этого договора, сославшись на п. 1 ст. 782 ГК РФ, предусматривающую возможность одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг. Общество не согласилось с таким отказом и обратилось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, признав, что заключенный сторонами договор является договором возмездного оказания услуг. Суд апелляционной инстанции, напротив, отказал в иске, указав, что рассматриваемый договор является смешанным, так как содержит элементы договора оказания услуг и договора подряда (поскольку предусматривает выполнение работ, связанных с подключением электро- и теплосетей), а в самом договоре установлен запрет на его одностороннее расторжение. Суд кассационной инстанции отменил постановление, вынесенное арбитражным апелляционным судом, оставив в силе первоначальное решение суда (по его мнению, данный договор действительно является договором возмездного оказания услуг, односторонний отказ от исполнения которого допускается в силу прямого указания на это в законе).

Президиум ВАС РФ в своем постановлении указал, что рассматриваемый договор является договором технологического присоединения, не поименованным в ГК РФ, существенным условием которого является право заявителя в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре. Поскольку нарушение указанных сроков не было установлено, суд пришел к выводу, что односторонний отказ управляющей компании от исполнения этого договора был неправомерным, и отменил постановление суда кассационной инстанции, оставив в силе постановление, вынесенное арбитражным апелляционным судом по делу.

*********************************************************************

В отношении некоторых договоров, стоит заметить, вопрос об их квалификации остается открытым по сей день – в частности, это касается дистрибьюторского договора, по которому одна сторона (поставщик) обязуется поставлять другой стороне (дистрибьютору) продукцию на постоянной основе, а дистрибьютор обязуется выкупить их и затем продавать от своего имени и в своих интересах.

Судебная практика демонстрирует две противоположных позиции к квалификации этого договора: согласно одной из них, договор признается смешанным и к нему применяются нормы ГК РФ о поставке, агентировании, коммерческой концессии, оказании услуг, а согласно другой позиции, данный договор признается непоименованным и к нему применяются общие нормы ГК РФ об обязательствах, а на основе аналогии закона – также и иные нормы (но лишь в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон).

Оба подхода, что интересно, имеют свои недостатки: первый подход предполагает применение различных элементов договоров, поименованных в ГК РФ, однако позиция суда может оказаться принципиально не соответствующей тому, что стороны имели в виду, заключая договор; применение же второго подхода представляет собой наиболее общее абстрактное понимание договора, не отражающее его правовую сущность. 

Таким образом, квалификация непоименованных договоров требует глубоких знаний в области юриспруденции – поэтому, если у кого-либо возникает вопрос, какие нормы права могут быть применены к тому или иному соглашению, лучше всего обратиться к специалисту, а не отказываться от его заключения (тем более, если договор сулит большую выгоду).

Договор публичной оферты с приложением